БАНКОВСКИЕ УСЛУГИ: Базель IV — новая парадигма эффективного управления в банковской сфере

Варламова С.Б.,
канд. экон. наук, доцент департамента «Финансовые рынки и банки»,
ФГОБУ ВО «Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации»

Кан Т.В.,
магистр экономики, заместитель генерального директора ООО «Мультисервисная платежная система»

Рекомедации Базельского комитета по банковскому надзору в докризисный период

Анализ эволюции подходов Базельского комитета по банковскому надзору (БКБН) к регулированию банковской деятельности показал, что основной целью его работы в относительно спокойный докризисный период было предоставление банковскому менеджменту рекомендаций по поддержанию финансовой устойчивости банковской сферы, которую можно обеспечить за счет наращивания финансовой мощности кредитных организаций, развития банковских финансовых резервов для покрытия возможных убытков, чтобы не допустить ущерба банковской клиентуре и обеспечить безопасность существования финансово-банковских структур. Рекомендации БКБН в документах Базель I и Базель II были направлены на решение проблем управления капиталом, поддержание ликвидности кредитных организаций и развитие методов расчета и способов формирования резервов на возможные потери при проведении банковских операций, объем которых «привязывался» к величине рисков, главным образом банковских активов.

Требования Базельского комитета отражены в двух группах нормативных документов Банка России – пакетах рекомендаций Базеля I и Базеля II, которые устанавливают порядок оценки и достаточность регулятивного капитала банка и определяют порядок формирования и размер (с учетом рисков) экономического капитала – резервов на возможные потери по активным операциям банка. Главным методологическим документом из указанных пакетов стали «Основные принципы эффективного банковского надзора» (Core Principles for Effctive Bank Supervision, 2015 г.), содержащие универсальные базовые стандарты для осуществления взвешенной и эффективной политики надзора национальных регуляторов за банковской деятельностью. Особое внимание там уделено пруденциальным правилам и требованиям (принципы 6–15).

Таким образом, основную парадигму БКБН в области эффективного управления банковской деятельностью в докризисный период можно сформулировать следующим образом: поддержание финансовой устойчивости деловых банков и банковской системы на основе управления банковским капиталом, ликвидностью и осуществление пруденциального надзора.

В рамках указанной парадигмы основной задачей управления капиталом деловых банков было обеспечение достаточности собственных средств кредитной организации для предотвращения дефолта в случае неожиданного и резкого ухудшения ее финансового состояния, которое могло возникнуть, например, в момент невозврата крупного кредита. В данном случае неразмещенный собственный капитал в достаточном для этих целей объеме позволял банку некоторое время продолжить выполнение своих обязательств. За этот период банк успевал было создание резервов на покрытие возможных потерь, возникающих в результате реализации рисков. Обеспечению устойчивости банковской системы способствовал контроль со стороны надзорных органов за строгим исполнением деловыми банками обязательных нормативов, установленных национальным регулятором (пруденциальный надзор). При этом к банкам нарушителям применялись определенные меры воздействия.

Внедрение в банковскую практику рекомендации документов Базеля I и Базеля II способствовало активному развитию банковского менеджмента. Особое значение имели рекомендации Базеля II, содержащие предложения по предоставлению банкам широких возможностей для использования оценки достаточности капитала и банковских рисков с целью определения необходимых резервов на возможные потери на основе внутренних (собственных) моделей и методик [1].

Базель III: попытка сдерживания негативных проявлений кризиса

К началу последнего мирового финансово-экономического кризиса переход большей части национальных банковских систем на «рельсы» Базеля II был в самом разгаре.

Однако события в мировой экономике 2006–2010 гг. показали, что в условиях стремительного наступления экономического кризиса ни финансовая мощь, ни разного рода резервы не могут уберечь банки от дефолта и банкротства. Характерный пример – в США в указанный период свое существование прекратили такие финансовые гиганты, как North Milwaukee State Bank, Lehman Brothers, Merrill Lynch и др. [2].

В области регулирования банковской деятельности в это же самое время стало очевидно, что в период кризиса методы и модели оценки прогнозирования и управления банковской деятельностью, рекомендованные в документах Базеля II, во многих случаях оказались несостоятельными или, по крайней мере, недостаточно эффективными для предотвращения банковских дефолтов и даже банкротств. Главной угрозой становятся возникающие различные риски, которым подвергаются банки, как следствие экономической нестабильности.

Гибель не только североамериканских, но и крупнейших европейских финансово-банковских структур, тяжелейшее положение большей части деловых банков во всем мире в период нарастания финансово-экономического кризиса поставили БКБН перед необходимостью оперативно отреагировать на эти явления. Действуя по инерции в парадигме управления капиталом и ликвидностью банков, он в первую очередь ужесточил требования к обеспечению ликвидности и к капиталу, поскольку эти два фактора являются главными для поддержки устойчивости деловых банков и банковской системы в целом. Данное решение, согласно мнению Стефана Вальтера, бывшего главы Базельского комитета по банковскому надзору, было принято, поскольку потребовалось противостоять [3]:

  • негативному влиянию последнего банковского кризиса, который стал причиной спада производства в мировой экономике до 60 % ВВП;
    • быстрому нарастанию кризисных явлений в экономике и сокращению временных промежутков между очередными финансово-экономическими кризисами в разных регионах мира.

Последний тезис связан с тем, что в странах – участницах Базельского процесса за период с 1985 года количество локальных финансово-экономических кризисов в совокупности превысило 30, а последний из них перерос в мировой.

В период 2008–2010 гг. БКБН во исполнение решения об ужесточении требований к обеспечению ликвидности и к капиталу, пытаясь сдержать нарастание негативных проявлений кризиса в банковской сфере, опубликовал ряд консультативных документов, объединенных в пакет, известный как Базель III [4, 5, 6, 7]. Однако на деле данные рекомендации либо оказались неэффективными (например, содержащиеся в документе «Международные стандарты по оценке риска ликвидности, стандартам и мониторингу» – International framework for liquidity risk measurement, standards and monitoring) [5],  либо практически невыполнимыми, по крайней мере в ближайшее время (таковыми были, например, рекомендации в документе «Группа управляющих и руководителей по надзору объявляет о повышении мировых стандартов минимального капитала»  - Group of Governors and Heads of Supervision announces higher global minimum capital standards) [7]. В указанном документе о повышении мировых стандартов минимального капитала на основе уроков кризиса для противостояния рискам, обусловленным кризисным состоянием экономики, БКБН существенным образом ужесточил требования к достаточности собственного капитала, однако выполнить их оказалось не по силам большинству банков стран – участниц Базельского процесса [8].

О низкой эффективности и невыполнимость ряда требований документов Базель III говорит и тот факт, что в 2011 году БКБН опубликовал существенные изменения и дополнения к ним.

Тем не менее мировое сообщество высоко оценивает деятельность Базельского комитета по банковскому надзору, использование рекомендаций которого существенно стабилизирует и повышает эффективность не только банковской системы, но и всей финансово-денежной сферы и мирохозяйства в период стабильного состояния экономики. Доказательством служит придание «базельским рекомендациям» статуса «базельских требований», узаконенного на саммите G-20 в Сеуле в ноябре 2011 года и многочисленные попытки разных стран, включая Российскую Федерацию, ввести в банковскую практику требования к обственному капиталу кредитных организаций и ряд новых показателей Базеля III, способствующих повышению ликвидности кредитных организаций.

Возвращаясь к истории внедрения базельских требований и полученным результатам, напомним, что в предкризисные годы и к началу мирового финансово-экономического кризиса в банковскую практику большинства развивающихся стран и стран с переходной экономикой (в том числе России) полностью рекомендации Базеля II не были внедрены.

Попытки применения кредитных рейтингов в банковской сфере таких стран столкнулись с несколькими существенными препятствиями, в том числе с недостаточностью и зачастую недостоверностью статистической информации, которая не годится для адекватной оценки качества ссуд и ссудозаемщиков [9]. Так, несмотря на то что для принятия решений о кредитовании российские банки до последнего времени осуществляли оценку качества ссуд и рейтингование клиентов-заемщиков согласно установкам Положения Банка России № 254-П, требования которого жестко привязаны к стандартам Базеля II, объем просроченной ссудной задолженности не снизился.

Недостаток и недостоверность отчетной информации, необходимой в моделях анализа, рекомендованных БКБН, стали причиной неэффективности их использования. Это и обусловило неэффективность рекомендаций Базеля II о включении банком в систему регулирования внутренней оценки заемщиков и внутренних кредитных рейтингов. Неэффективным в применении оказались и методы расчета вероятности дефолта и убытков в случае дефолта и проч. Серьезный дефицит капитала, существенное снижение внутренних резервов капитализации банковской сферы вследствие ухудшения финансового состояния большинства хозяйствующих субъектов из-за влияния кризиса, не способствовали укреплению показателя левериджа.

Такое случилось, по нашему мнению, в результате сохранения в период экономического спада (по крайней мере, до 2014 года) идеологии управления капиталом и ликвидностью без учета проциклического характера развития экономики, когда внимание к оценке и управлению рисками осталось на втором плане.

Неудачная в определенным смысле попытка внедрения первых рекомендаций в рамках Базеля III послужила поддержкой совершенствования самой идеи, заложенной в третьем пакете рекомендаций БКБН, которая нашла свое отражение в документах, завершающих работу над Базелем III [6, 7]. Другими словами, потребовалась корректировка рекомендаций, отраженных в первых документах БКБН, опубликованных в 2008–2010 гг. [4, 5]. Кроме того, с ростом вероятности финансовых потерь в условиях нарастания экономической нестабильности в банковском сообществе повысился интерес к оценке и регулированию рисков как к главной угрозе банковской деятельности в кризисный период. Все это обусловило трансформацию идеологического подхода БКБН к обеспечению эффективной банковской деятельности.

Базель IV – рекомендации для периода нарастания неопределенности в экономике

Новая идеология предполагает, что в период финансово-экономического кризиса или в его преддверии при нарастании неопределенности в экономике необходимо отказаться от идеологии управления банковским капиталом и создания финансовых резервов для поддержания ликвидности, и финансовой устойчивости кредитных организаций. Данные меры не смогут защитить банк от дефолта и от банкротства. В условиях кризиса пруденциальный надзор также теряет эффективность, так как нарушения обязательных нормативов зачастую не связаны с низким уровнем менеджмента или криминальным поведением руководства кредитной организации.

Возникновение новой идеологии связано с острой потребностью банковского сообщества в рекомендациях, применение которых могло бы содействовать преодолению негативных воздействий нарастающей в условиях кризиса агрессивности внешней среды. Агрессивность проявляется в интенсивности роста и разнообразия рисков, способных вызвать катастрофические для банковской деятельности последствия. При этом поддержание надлежащей эффективности работы кредитных организаций зависит от возможности банковского менеджмента «просчитывать риски», то есть способности их выявлять, прогнозировать и регулировать, и умения регулятора оценивать и регулировать уровень «аппетита к риску», целесообразность и эффективность мер защиты от рисков каждого финансового института. Такая идеология трансформировалась в новую парадигму эффективного управления банковской деятельностью, которую можно сформулировать как принятую БКБН совокупность трех посылов:

1) риск;
2) управление риском;
3) риск-ориентированный надзор.


В 2014 году БКБН опубликовал документ «Базель IV: пересмотренный стандартизированный подход к рыночному риску» (Basel IV: Revised Standardised Approach for Market Risk) [10]. В нем впервые сделан акцент на перечисленные три посыла как на важнейшие аспекты эффективного управления банковской деятельностью.

Важнейшими новациями в требованиях первого документа Базеля IV, в котором пересмотрен стандартизированный подход к рыночному риску, стали рекомендации по повышению чувствительности к риску на основе новых методических разработок БКБН, представленных в разделе «Метод, основанный на чувствительности» (Increasing risk sensitivity through the “Sensitivities-based Method”). В результате развития этого направления в отношении кредитного, операционного, процентного и других рисков была сформирована новая концепция эффективного управления банковской деятельностью, которая в последние два года нашла отражение в публикациях новых требований БКБН [11, 12]. В публикациях БКБН эти документы объединены в пакет «Базель III: завершение посткризисных реформ». Причем в стандарте «Подход к оценке рыночного риска» [11] отразилось углубление идей и развитие методики анализа, оценки и регулирования рисков, представленной БКБН в документе «Базель IV: пересмотренный стандартизированный подход к рыночному риску» (2014 г.) [10].

Таким образом, БКБН уже в Базеле III отказывается от идеологии управления капиталом и ликвидностью как основных рычагов обеспечения эффективного управления банковской деятельностью в современных условиях. Внимание теперь акцентируется на анализе и регулировании рисков, существенное усиление и диверсификация источников которых наблюдается в период финансово-экономического кризиса. Новый подход к разработке рекомендаций для банковского сообщества по проблемам эффективного управления банковской деятельностью основан на новой парадигме – «риски, управление рискам и риск-ориентированный надзор», отраженной в рекомендациях и методиках БКБН недавних лет [11, 12]. Первый документ, официально отнесенный к Базелю IV, – «Базель IV: пересмотренный стандартизированный подход к рыночному риску» [10] – полностью соответствует новому подходу. По нашему мнению, стандарты, опубликованные в документах Базельского комитета по банковскому надзору в 2014–2017 гг. [10, 11, 12], целесообразно объединить в пакет «Базель IV».

Библиографический список

  1. Маркова О.М. Управление проблемной задолженностью заемщиков в рамках международных подходов и российской практики // Банковские услуги. – 2013. – № 10. – С. 8–13.
  2. Банкротство банков США [Электронный ресурс] // IFinanсe : сайт. – 2016. – March 16th. – URL: http://global-fiances.ru/bankrotstvo-bankov-ssha/ (дата обращения: 10.10.2018).
  3. Q&A: Stefan Walter on Basel III, RWAs, 'anti-American' rules and CVA [Электронный ресурс] // Risk.net: сайт. – URL: https://www.risk.net/regulation/baselcommittee/2119345/qa-stefan-walter-on-basel-iiirwas-anti-american-rules-and-cva (дата обращения: 10.10.2018).
  4. Principles for Sound Liquidity Risk Management and Supervision / Basel Committee on Banking Supervision. – Basel: Bank for International Settlements, 2008. – 44 p.
  5. Basel III: International framework for liquidity risk measurement, standards and monitoring / Basel Committee on Banking Supervision. – Basel: Bank for International Settlements, 2010. – 53 p.
  6. Basel III: A global regulatory framework for more resilient banks and banking systems / Basel Committee on Banking Supervision. – Basel: Bank for International Settlements, 2010. – 77 p.
  7. Group of Governors and Heads of Supervision announces higher global minimum capital standards / Basel Committee on Banking Supervision. – Basel: Bank for International Settlements, 2010. – 69 p.
  8. Шакер И.Е. Формирование коммерческими банками буферных динамических резервов на постоянной основе – вопрос, стоящий на повестке дня / И.Е. Шакер, М.Г. Ананидзе, К.А. Крохин // Банковские услуги. – 2016. – № 2. – С. 2–9.
  9. Усоскин В.М. Базель III: влияние на экономический рост (обзор эмпирических исследований) / В.М. Усоскин, В.Ю. Белоусова, М.В. Клинцова // Деньги и кредит. – 2013. – № 9. – С. 32–38.
  10. Basel IV: Revised Standardised Approach for Market Risk. Increasing risk sensitivity through the “Sensitivities-based Method”. London: PwC, 2014. – 48 p.
  11. Minimum capital requirements for market risk : Standards / Basel Committee on Banking Supervision. – Basel: Bank for International Settlements, 2016. – 92 p.
  12. Basel III: Finalising post-crisis reforms / Basel Committee on Banking Supervision. – Basel: Bank for International Settlements, 2017. – 162 p

 

© 2019
Мультисервисная платежная система
Свидетельство ЦБ РФ №0022

115054, Москва
ул. Бахрушина, д. 23, стр.1
cхема проезда в офис

 

yt
tw
fb